3 Странник 3

Монах



Иное бытие захочешь ли вкусить,
Когда привычные химеры и желанья
В ворота сердца больно будут бить
И отрывать от Богосозерцанья?

И ни молитва, ни поклоны, ни посты
Не смогут душу защитить от нападенья.
Когда свою никчемность видишь ты,
Даруется от Господа прозренье.

Но ты живешь, вращая мир вокруг себя,
И не имея милосердья, состраданья,
Все делал для оценки, не любя.
От самомненья мечется сознанье.

И не достигнув в этой жизни простоты,
Тяжелой поступью прошел по хрупким душам.
Какой монах? Ты просто кладезь пустоты,
Ни в небесах, ни на земле такой не нужен.

Но ты найди в своем сознаньи тот призыв,
Которым Бог тебя наставил на служенье,
Прости долги и сам, прощенье испросив,
Воздай обидимым за слезы униженья.

И, может, с мужеством свой праздничный хитон
Отложишь в сторону и в слезы облечешься.
Оплакав жизнь свою, познаешь, что прощен,
И перед Господом монахом наречешься.


Крест


Если злоба и ненависть льются обильной рекой,
Если кончились силы нести уготованный крест,
Если ты попираем, и сердце вздыхает с тоской,
Почему и за что тебя гонит без устали бес?

Не желает мириться с тобой зачарованный мир,
Не желает уступок его беспросветный дебош.
Не желает Господней любви новомодный кумир,
Им мешает Христос проповедовать грязную ложь.

Если ты осуждаешь, ты правду не сможешь нести,
Если ты негодуешь, ты Богу не вверил себя,
Если страх и гордыня – ты сбился с прямого пути,
Сам Распятый за тех, кто распял, умоляет любя.

Если злоба и ненависть льются обильной рекой,
Если лев громогласный желает тебя поглотить,
Твой спасительный Крест – он твой меч, он твой путь и покой.
Со смиреньем распявшись, сумеешь прощать и любить.


Крестоносцы


Быстротечное время зовет, уходя, за собой.
Но куда нам идти, если все, что вокруг, не вернется?
Быстротечное время с собой забирает покой,
Только сердце вне времени, может, навечно забьется.

Мы, конечно, умрем, то есть, тело очистим в земле.
От последствий пороков исправит испорченность тленье.
Мы, конечно, умрем, но сознание в вечной мольбе,
Как невеста Господня встречает свое воскресенье.

И премудрость подарит иной нестареющий мир,
От любви, как бутоны, раскроются бедные души.
Скорбь и тяжесть и тлен не вернутся на праздничный пир,
Бледноликая смерть никого никогда не задушит.

Этот радостный путь открывается крестным ключом,
Бесконечные тропы достигнуть стремятся вершины,
На земле мы едва по камням среди терний идем,
Подставляя ударам судьбы крестоносные спины.


Лебединая песня


Лебединая песня твоя не пропета,
Есть пока и леса, и моря, и рассветы.
И пока не иссякла любовь в этой жизни,
Терпит Бог и дарует покров для Отчизны.

Нетерпимая светобоязнь у заблудших,
От гордыни и страха калечатся души,
Правит чувство животной боязни за тело,
Растеряла душа даже то, что имела.

И обрекши себя на печаль и скитанье,
Давит груз на плечах – каждый день расставанье.
Храм не храм, сам себе патриарх, хоть невежда,
И потеряна даже на Бога надежда.

И куда не направить больное сознанье,
В черном саване жизнь и само мирозданье.
Но зато принадлежность к «великому» делу
Бестолково погубит и душу и тело.

Обрекая себя на лишенья и глады,
Не получит за это от Бога награды,
Ни любви, ни молитвы – одно самомненье,
И от этого в адову бездну паденье.

Лебединая песня твоя не пропета,
Есть пока и леса, и моря, и рассветы.
И пока не иссякла любовь в этой жизни,
Терпит Бог и дарует покров для Отчизны.


Лень писать


Лень читать, лень писать,
Лень для Бога прозревать,
Лень творить молитву,
Лень продолжить битву.

Лень любить, лень прощать,
Лень пороки укрощать,
Лучше на подушке
Доедать ватрушки.

Лень просить благодать,
Лень пред Богом предстоять,
Будто мало времени
Для такого бремени.

Сладко жить, сладко спать,
Сладко страсти ублажать,
Смерть не за горами –
Виноваты сами!


Лети, мой голубь


Неси, мой голубь, благую весть,
Ведь без молитвы нельзя расцвесть,
Душе и духу не воспарить,
Печаль и скуку не умалить.

Лети, мой голубь, пока светло,
Пока открыто мое окно,
Пока есть время, далек мороз,
Пока не много пролилось слез.

Лети, мой голубь, во все края,
Где люди верят, благодаря
Христа за милость и за урок,
За то, что было и будет впрок.

Лети, мой голубь, в последний путь,
Проси молитвы, чтоб не свернуть
С пути к Голгофе своих крестов,
Кто не распятый, тот не Христов.


Любовь не требует наград


Любовь не требует наград,
Любовь не требует отличий,
Кто любит Бога – жизни рад
И чужд помпезности величий.

Ему не нужно угождать,
Он не из робкого десятка,
Он может горю сострадать,
И добр и предан без остатка.

И нет причины у него
Искать подводные теченья,
Открыто, прямо и легко
Средь бурных волн его движенье.

И нет того, что на душе
Родит сомненья и тревогу,
Живет, страдая, и уже
Все посвятил служенью Богу.


О добре


Ты ищешь награды за доброе?
Никчемна твоя доброта,
Коль делаешь Богу угодное,
Идет по пятам клевета.

Без совести, злобно, без устали
Разносят молву языки,
И в письменной форме и устные
Летят отовсюду плевки.

Не надо грустить, что последствия,
Конечно, коснутся тебя,
Лукавые мелкие бедствия
Господь попускает, любя.

Для сердца нужны испытания,
Чтоб душу пред Богом смирить,
Чтоб милости и сострадания
Гордынею не осквернить.


Вы не бойтесь,жизнь скорбями обойдет


Вы не бойтесь, жизнь скорбями обойдет,
Не растопчет, не погубит, а спасет.
Вы не бойтесь взмаха черного крыла,
Черных перьев не отмоешь добела.

Ну а страх – так он от гордости спешит,
Тонкой змейкой обовьет и закружит.
Нераскаянное сердце, как в плену,
От тоски ночами воет на луну.

Только вера остановит этот вой
В тот момент, когда поймешь: Господь с тобой.
И когда переосмыслишь жизни путь,
За Спасителем захочется шагнуть.

Тени, блики, неприятные слова –
Чем заполнена пустая голова –
Перестанут мучить, за душу тянуть,
И тогда сумеешь воздуха вдохнуть.


Неправота


Неправота не замечается тогда,
Когда она собою правду заслонила.
Неправота права по-своему всегда,
Когда нечестие становится привычной силой.

Неправота всегда готова растоптать
Все то, что выгоде мешает продвиженью.
Нечистота готова туфли целовать,
Лишь только бы добиться положенья.

Ну а тогда неправота с нечистотой,
С нечестием собой заменят веру,
И никакими уговорами, мольбой
Не укротить взрывоопасную химеру.

Печально то, что, сердце в камень превратив,
Не замечает человек своей измены.
И сам Иуду из себя изобразив,
Какую за себя назначит цену?


Постриг в схиму


Собрались старцы у престола
Для постриженья молодого
И, Бога возблагодаря,
Учили в стенах алтаря:

– Пока пребудешь в мире грешном,
Не осуди его, конечно,
Проси даров у Бога сил,
Чтоб ты побольше слез пролил.

Проси гоненья и хулы,
И поношенья без вины,
Проси восстания врагов,
Проси обидных горьких слов.

Проси, чтоб предали друзья,
Чтоб оплевали, да зазря.
За коих Бога умолил,
Пускай клевещут, что есть сил.

И за твоих духовных чад
Пусть на тебя восстанет ад,
Пускай болезни посетят
И до земли тебя склонят.

За то, что борешься со злом,
Пусть называют колдуном,
За девство кличут любодеем,
А за молитву – ворожеем.

Пусть скажут, что в гробу летаешь
И золото в мешках таскаешь,
Пускай побьют и подожгут,
Пусть мусор на тебя метут.

Когда пройдешь все испытанья,
Получишь слезы покаянья,
Любовь к Небесному Отцу,
Он приведет тебя к венцу.


Путь


Унылой дороге предался отчаянный путник,
Унылой дороге, доверив свой кров и покой,
Стремится душа позабыть и веселье, и будни,
Он, преданный всеми, гоним незавидной судьбой.

Не хочет душа от земной тяготы восклониться,
Ей хочется жить на широкий, разгульный манер,
Приглушены чувства, лишь гордость обидой стучится
И гонит по миру доказывать жизни пример.

А что там за правда сумеет из праха родиться,
И что там за ценность, когда в глубине пустота,
Не та, что для вечности может душе пригодиться,
И что за дорога, когда перспектива не та?

Унылой дороге предался отчаянный путник,
Унылой дороге, доверив свой кров и покой,
Стремится душа позабыть и веселье, и будни,
Он, преданный всеми, гоним незавидной судьбой.


Серая песенка


Серое-серое  небо,
Серое-серое море,
Серая-серая зелень,
Серая-серая ночь.
Серое-серое счастье,
Серые-серые будни,
Серая-серая радость
Мышью проносится прочь.

Серые-серые мысли,
Серые-серые вкусы,
Серенькие интересы,
Серые-серые дни.
Серые-серые фильмы,
Серые-серые книги,
Серые-серые песни,
Серые светят огни.

Серые-серые звезды,
Серые-серые тени,
Серые-серые жизни,
Серые в жизни мечты.
Серые-серые планы,
Серые-серые секты,
Бедные серые люди,
Серые от пустоты.


Сумерки души


Сумерки души –  сгинет благодать,
Нет ни покаянья, ни смиренья.
Сумерки души – черной бездны гладь
Подавила сердце самомненьем.

Самоправота, самопроизвол,
Самоцель лишь прикрывались Богом.
В выжженной душе гордости орел
Бережет высокомерье строго.

И не пролетит искорка любви,
Невозможно с чем-нибудь смиряться.
И не объяснить, как ни говори,
Что ты тоже можешь ошибаться.

Бережно храня мненье о себе,
Внешне соблюдая благочестье,
Бедная душа, ты уже в огне
И до смерти в муке поднебесной.

Господи, прости  тех, кто возомнил,
Что он что-то значит пред Тобою.
Господи, умерь их строптивый пыл,
Пусть их покаянье успокоит.

Может быть, они, благодать хуля,
Все-таки поймут свое паденье.
Их лукавый дух выел до нуля,
Пощади, взыщи Свое творенье.


Тишина


Тишина. В тишине есть присутствие Бога.
Тишина. Предрассветная тьма и тревога
Убегают за прошлым в ничто.
Что есть прошлое, сущее – что?

Тишина. Не колышется даже листочек.
Тишина. Только свет от луны, мир из кочек
И нарушенной ряби огней
Создает полумрак из теней.

Тишина. Робко тень на востоке сместилась.
Тишина. И надежда на Божию милость.
Может, будет сегодня рассвет,
Может, смерти сегодняшней нет.

Тишина. В твоем сердце подарена свыше.
Тишина. Это вечность, ты духом услышишь
Дивный хор из небесных миров,
В ней свобода от бренных оков.

Тишина. В тишине есть присутствие Бога.
Тишина. Предрассветную тьму и тревогу
Разрушает лучами заря.
Буди, Господи, воля Твоя!


Не сомневайся!


Ты сомневаешься в Боге, что любит тебя?
Ты сомневаешься в том, что наступит рассвет?
Ты сомневаешься в том, что, Отчизну любя,
Сможешь крылами взмахнуть и увидеть тот Свет.

Свет, о котором писали пророки стихи,
Свет, о котором вздыхали под взглядом огней,
Тех, что для бабочек бедных – ловушка стихий,
Тех, что уже не заманят волной фонарей.

Свет неземной неземным сотворит бытие,
Свет неземной отражается чистой душой,
Той, что забыла пред вечностью слово «мое»,
Той, что в своем предстояньи стяжала покой.

Вихрем проносятся годы, как ливень в песок,
Только они перед бездной ничтожно малы.
Те, для кого бесконечная жизнь невдомек,
Спят, как убитые, видя кошмарные сны.

Ты сомневаешься в Боге, что любит тебя?
Ты сомневаешься в том, что наступит рассвет?
Не сомневайся, Небесное Царство любя,
Сможешь крылами взмахнуть и наследовать Свет.


Эпитафия


Убели мои бренные кости,
Чтобы чистой душою предстать.
Мы – когда-то пришедшие гости,
Честь пора уже,  в общем-то, знать.

Белым снегом подбелит могилу,
Вешний хор пропоет «упокой»,
Что заслужено, что теребило –
Нескончаемо близко с тобой.

На земле не понятны проблемы,
Что без тела предельно ясны.
На земле не услышать поэмы,
Что от ангелов вознесены.

Души станут пред любящим Богом,
Лишь любовь – неизменный закон.
Жизнь промчалась, и суд по итогам,
Мы так мало и страшно живем.


Весенний шум


Весенний шум неугомонных птиц
С весенним  ветром к жизни призывает,
Все движется, стремится, возрастает,
Все оживает: взгляды, краски лиц.

Ночь отступает, свет наполнил дни,
Порыв влечет, ручьи пробили холод.
Все выше солнце, мир красив и молод,
Горят костры, весенние огни.

А воздух пряный в душу западет,
Пасхальный звон прогонит злые тучи,
И все вокруг с мелодией певучей
Вдруг, воскресая, вечностью живет.

И не страшны ушедшие снега,
И не страшны грядущие мгновенья,
Горят с небес пасхальные знаменья,
И крестный ход идет за облака.


Линия фронта


Линия фронта уходит на запад,
И невозможен возврат на восток.
Как саранча, день за днем по этапам
Серо-зеленая масса ползет.

И как когда-то небесным покровом
Землю от злобы врагов сохрани,
Дева Пречистая, огненным словом
Господа сил умоли в эти дни.

Все это явь, а не сон проходящий,
Как на картине, застыло письмо,
Втоптано в землю ботинком блестящим,
Пулей пробито у дома окно.

И не стерпеть всех кощунств супостатов –
Храмы дымятся, иконы в золе.
Все – за грехи, но потомки когда-то
Будут молиться на этой земле.

Стелется дым от ракет и снарядов,
Солнце заходит в чернеющей мгле,
Сколько уже не вернулось отрядов,
Сколько погибло на страшной войне.

Но не забыта Россия у Бога.
Кончится бойня, победа грядет,
Перед кончиной земного чертога
Наша Держава царя обретет.