10 Странник 10

Лепестки


Лепестками встречает зарю небосвод,
Лепестками стремятся к восходу цветы,
Лепестками-узорами осень придет,
Лепестками шуршат по дорогам мечты.

Пред рассветом весенние птицы поют,
Жизнь холодная снегом стекла в ручейки,
Согревают лучи и надежду дают,
Скоро все оживет – нет границ у реки.

Сколько будем рождение жизни встречать,
Сколько зим на земле нам дано пережить,
Сколько будут гордыню твою огорчать,
Сколько радости сможет тебя оживить.

Если с Богом душа – не иссякнет любовь,
Будет вечная жизнь, будет с Богом весна.
Та весна, что встречаешь, не кончится вновь,
Лишь бы сердцу восстать от греховного сна.


Рецепт


Когда несется лошадь вспять,
Пора уздечку надевать,
Иначе неуемный бег
Погубит и потопчет всех.

Когда не слушают слова,
Слетает напрочь голова.
И как восполнишь ты потом,
Что Божьим решено судом?

Когда гордыней вознесен,
Бывает разум ослеплен.
Смиреньем ледяной воды
Избавишь душу от беды.


Ускорение


Укорочен нынче день,
Календарь с утра листаем,
Ничего не успеваем,
Хоть трудиться и не лень.

День за днем летит стрелой,
За неделями недели,
Мы окрепнуть не сумели,
А уже в шеренги, в бой.

Укорочен нынче век,
Оглянуться не успели,
От грехов болезни съели,
Увядает человек.

Дело вовсе не в часах,
Календарном листопаде,
Можно быть при жизни в аде
В каждом сердце и умах.


Лень


Когда ты можешь помогать,
Но не желаешь утруждаться,
Ты начинаешь приземляться,
И ты теряешь благодать.

Когда замкнешься на себя
И мнишь себя достойным Неба,
Ты от Божественного Хлеба
Не обретешь в душе огня.

Когда украдкой о былом
Сознанье мыслить начинает
И вновь страстям себя вверяет,
Ты вновь становишься ослом.

Неутомим житейский бег,
Когда растеряны границы.
Как важно сердцем не лениться
И знать, что ты ничтожней всех.


«Искупители»


Как трудно тебе, позабывшему веру Отчизны,
Решиться на шаг, чтобы душу свою исцелить.
Кругом осужденье, и люди бывают капризны,
Все в жизни не так – им бы Церковь скорей изменить.

Их «праведный» гнев, обо всем постоянные вздохи,
Им не до Христа, чтобы душу к Нему привести.
Служенье – не то, и священники, в общем-то, плохи,
Лишь правы они, и без них не пройдешь по пути.

Куда ж этот путь, если нет ни любви, ни смиренья?
Куда приведет постоянная жажда борьбы?
Борьба не с грехом, а борьба со своим привиденьем,
Которая им обеспечит «спасенье судьбы».

Как жаль, что они с Православьем шагают не в ногу,
Ведь  кроме Христа  «искупителей» много у них.
Вот так и мостят потихонечку к аду дорогу,
И этим путем убеждают «спасаться» других.


Пессимистам


Все, что вокруг, становится вторичным,
Когда для сердца ближе всех Господь.
Деньгами, лоском, уровнем столичным
Не сможет мир тебя перебороть.

Господь откроет вечности начало,
Откроет радость Царства красоты.
И то, о чем душа твоя молчала,
Увидишь воплощением мечты.

Господь дает любовь не по заслугам –
По снисхожденью к плачущим во мгле.
Тебя, пустого, принимает другом,
Тебя лелеет, нянчит на земле.

И что б с тобою не происходило,
Скорбь, испытанье   – жизненный урок.
С Его любовью – все тебе по силам,
И помощь обязательно придет.


Судьбы


Мокрый снег прилип к коре,
Земетелил белой стужей,
Одевает в январе
Мир в стеклянное тепло.
Кто-то сладко спит в норе,
Кто укрылся, кто завьюжен,
Кто-то спрятался в горе,
Кто залез в свое дупло.

Кто-то печку затопил,
У кого-то нечем греться,
Кто-то дров не нарубил
И не знает, как прожить.
Кто-то б зиму пережил,
Только не во что одеться,
У трубы в подвале стыл
И мечтал поесть, попить.

Кто-то в гордости живет,
Кто-то верит, любит Бога.
Кто-то курит, кто-то пьет,
Кто ворует у других.
Кто не верит, кто-то лжет,
Кто-то судит очень строго,
Кто как мученик уйдет,
Кто смирился и затих.

Кто-то ищет в жизни смысл,
Кто-то хочет раболепства,
Кто-то в вере приостыл
И доверился деньгам.
Кто-то дьяволу служил
И духовное наследство
Потерял и низложил
Вечность к дьявольским ногам.

Мокрый снег прилип к коре,
Земетелил белой стужей,
Одевает в январе
Мир в стеклянное тепло.
Кто-то сладко спит в норе,
Кто укрылся, кто завьюжен,
Кто-то спрятался в горе,
Кто залез в свое дупло.


Не отвлекись


Когда внутри сосредоточен,
Твой ум Создателю открыт,
Твой слог сердечный краток,точен,
Сознанье к Богу воспарит.

Ничто не сможет дерзновенно
Остановить души порыв.
Отступит то, что в жизни тленно.
Не отвлекись.  И будешь жив.


Свет иной


Сказал Господь ученикам,
Что Он Любовью светит миру,
А мы – по ложным маякам,
И поклоняемся кумиру.

В итоге – скорби и печаль,
И жизнь по темным переулкам,
И так потерянного жаль,
И от бессмысленного жутко.

Как можно объяснить про свет,
Когда слепой его не видел –
Ведь для него палитры нет,
Но Бог слепого не обидел.

Возможно искренней душой
К Нему всем сердцем устремиться,
И ты увидишь Свет иной,
Который видят единицы.


О страсти


Как же нам не сорваться?
Не по силам бывает тяжелый порок.
Жадность, блуд или пьянство,
Объяденье, наркотик – гони за порог.

Силой воли возможно
На какое-то время себя удержать,
Но очиститься сложно,
И без Бога нельзя обрести благодать.

Ведь на место пустое
Десять злейших бесов и пороков придет.
Дух не терпит застоя.
Там, где нет благодати, душа загниет.

Бог не может насильно
Помогать утонувшему в лютую страсть.
Если каяться сильно,
По молитвам возможно душе не пропасть.


Реанимация Анастасии


Ты – как ангел, у тебя большие крылья.
В сердце – боль, по телу движется волной.
Ты, как ангел, воспарила, но усилья
Не дают уйти к Всевышнему, домой.

Может, тело сохранит свое дыханье,
Может, здесь ему еще возможно жить,
И врачей неоценимые старанья
Продлевают не порвавшуюся нить.

Попроси – Господь отменит путь в могилу,
Помолись, быть может, даст последний шанс,
Поживи – Господь вдохнет былую силу,
Но смотри, чтоб огонечек не погас,

Чтобы в жизни ты всегда любила Бога,
С Ним старалась всю судьбу свою связать,
И уйдет твоя смертельная тревога,
Успокоишься, вдохнувши Благодать.


Корабль


Ты остаешься жить на берегу –
Тепло, шалаш и счастье впереди,
Устроен быт, не надо на бегу
Тельняшку рвать на собственной груди.

Ты остаешься – мы уходим вдаль.
Корабль не может якорем застыть.
Тебе немного перемены жаль,
Но так тебе спокойней будет жить.

Зачем тебе проблемы и шторма,
Зачем идти на грани у судьбы?
Душа свободу выбрала сама –
Покой честней неискренней мольбы!

Исчез из вида суши островок,
А волны бьют в соленую корму.
Другим матросам просто невдомек,
Как он сошел на берег в эту тьму.

Но мы идем на факел Маяка,
Он через море в гавань приведет.
Для всех морская ноша нелегка,
Но главное – корабль идет вперед!

Пусть наши руки стерты до крови,
Шторма, тревоги, жизнь – на волоске.
Мы доплывем до Маяка Любви,
Божественной доверившись Руке.

Ты остаешься жить на берегу –
Тепло, шалаш и счастье впереди,
Устроен быт, не надо на бегу
Тельняшку рвать на собственной груди…


Лодочка


Ваша лодочка перманентная,
Элегантнее многих других,
И, конечно, интеллигентная –
Не для бедных или тупых.

В этой лодочке филигранные
Разговоры о жизни ведут,
И, конечно, самые главные
Те, кто в лодочке этой плывут.

Их манеры – незаурядные,
Философия – высших умов.
Их понятия – неприглядные
Состязанья объемом мозгов.

И куда уж нам, горемычникам,
Высоту этой жизни познать.
Только там  у них, у отличников,
Неживая везде «благодать».

И ведут себя так наигранно,
По сценарию роли у всех,
И тебе, профану наивному,
Обещают в развитьи  –  успех.

Для чего ж она, эта «истина»,
Коль от Бога уводит сердца?
Православию чтобы не выстоять,
И лишиться Христова венца.


Отступление


Тебе предлагалось идти за Христом,
Тебе предлагалось Ему послужить,
Но ты посчитал, что когда-то потом,
Сейчас достоянье нельзя упустить.

И начал  исследовать свой интерес,
Никак невозможно от денег отстать.
И тут искусил твои поиски бес,
И ты не сумел Благодать удержать.

И начались в жизни печальные дни,
Обидно, что так развернулась судьба,
А кто виноват? Виноваты они –
Все те, кто считал, что дороже мольба.

Тебя  суета закружила совсем,
Нет силы себя от земли оторвать.
Паденье продолжится только за тем,
Чтоб ты осознал, что не нужно искать.


Музыкант


Он полжизни играл на трубе,
Ожидая овации зала.
Перестроилось что-то в судьбе,
И труба вдохновлять перестала.

Он искал, где потерянный ключ,
Где какая-то в жизни ошибка.
Вдруг подумал, что он невезуч,
Что поможет старинная скрипка.

Он на скрипке играл день и ночь,
Все оттенки окрасив душою,
Паганини сумел превозмочь,
От поклонниц не стало отбоя.

Как-то раз, посмотрев на часы,
Осознал, как уходит мгновенье,
Зачехлил инструмент от росы
И в другом ощутил вдохновенье.

Не жалея ушедшие дни,
Не жалея ушедшие годы,
Понял то, что невзгоды одни
Приобрел вместо вечной свободы.

И теперь удалой музыкант
Ходит в рясе за древним забором,
Окормляет в обители сад,
Управляет монашеским хором.


Суетливый разум


Суетливый разум не имел покоя,
Не имел поддержки сердца и ума,
Суетливый разум радует земное,
Только смерть пугает и тревожит тьма.

Суетливый разум курицей хлопочет
И считает лучшим то, что приобрел.
Небо он не видит, в Небо он не хочет –
В Небо не затащишь дом, ковер и стол.

Суетливый разум рад животным чувствам,
Логикой не может осознать любви,
Радуется лести, допускает буйство,
По-мещански ценит ценности свои.

Суетливый разум – символ новой эры,
Ни уму, ни сердцу не дает дышать.
Суетливый разум хочет жить без веры
И не понимает слово благодать.


У батюшки


У дорогого батюшки так радостно в гостях,
У дорогого батюшки нет смысла в новостях,
Любовь и сострадание присутствуют везде,
И ты его старанием находишься в узде.

Согреются рыданием замерзшие в пути,
С глубоким покаянием сумеешь жизнь пройти,
Здесь Высшее Небесное – значительней всего,
Спадут оковы тесные с сознанья твоего.

Ты окрылен надеждою и просветлился взор,
Не хочешь быть невеждою, грехи – немой укор.
Осмыслены в беспечности растраченные дни.
Он вычистит для вечности, и с ним – мы не одни.


В вечности


В ночной тиши под звездный снегопад
Далекое и близкое сроднилось,
В одном скопленьи – звездный миллиард,
Все связано, все в жизни упростилось.

Сознаньем понимая малость лет,
Отмеренных на маленькой планете,
Почувствуешь – для сердца смерти нет,
Мы – вечные, мы – маленькие дети.

Во всей  вселенной не настанет миг,
Когда сознанье наше упразднится,
Но от того, что ты душой достиг,
Грядущее способно измениться.

Неверие и злоба отдалят
Сознание от любящего Бога,
А слезы покаянья оживят
Погибшего для  Вечного Чертога.


Вечная мерзлота


Человек замыкается в узкой коробочке быта,
Человек замыкается в том, что он в сердце несет.
Если вечность грядущая сердцем твоим позабыта,
У тебя на душе запустенье и мертвенный лед.

Человек монотонно идет каждый день на работу
И не помнит о том, что дорога его коротка,
Для себя находя ежедневную в жизни заботу,
Ей живет, ощущая, что гложет сознанье тоска.

А тоска ниоткуда сама по себе не берется.
От тщеславья, бессмыслицы корень смертельный растет.
И пока твое сердце от холода медленно бьется,
Никуда от тебя это бедствие не уползет.

Покаянье поможет найти теплоту благодати,
Обращение к Богу расплавит бессмысленный путь,
А слеза благодарности смоет пустые понятья.
Вечность – рядом, и ты в нее сможешь свободно шагнуть.


Дар


У реки за волной потухает закат.
Тяжесть дня в глубине растворилась.
Теплый воздух струится, пернатые спят.
Соловей благодарен за милость:

Есть прекрасная жизнь, и она удалась,
Все накормлены в гнездышке теплом,
То, что первая звездочка в небе зажглась,
Мир из счастья и радости соткан.

Все поют, кто не спит, славословие с ним,
Все ожили весенним порывом,
И звучит до утра этот радостный гимн
Над уснувшим туманным заливом.

Утром новые птицы его возвестят,
Гимн подхвачен проснувшейся лирой,
И никто не назвал делом собственных лап
То, что Бог подарил всему миру.


Зимнее солнце


Зимнее солнце не греет,
Низко оно над землей,
Зимнее солнце лелеет
То, что согрело собой.

Там, за седыми морями,
Лето, а может, весна,
В мире, неведомом нами,
Нет леденящего сна.

Зимнее солнце заходит
В синюю мерзлую тишь,
Сердце молитву находит,
С Господом – все победишь.

Сердце мороза не хочет,
Лед невозможно терпеть,
Долгие зимние ночи
Можно мольбою согреть.

И от мольбы – покаянье
Сердце наполнит весной
И сократит расстоянье
Между Отцом и тобой.

Жизнь возродится ручьями
Слез о потерянных днях,
Как мы своими руками
Солнце закрыли в очах.


Мнительность


От чего появляется мнительность?
От того, что пугает действительность,
Падший ум исказил восприятие,
И болезненным стало понятие.

Если к Богу в душе недоверие,
В сердце – страх и одно суеверие.
Невозможно никак успокоиться,
Если дом без фундамента строится.

Происшедшие в жизни события –
Для тщеславья большие открытия,
Всё в сознаньи особо сплетается,
А в итоге – беда получается.

Выше правды красуется мнительность,
Под себя подминая действительность,
Вызывая тоску и отчаянье.
Как же быть?  Принести покаяние…


Наемник


Как же ты, отец, без своих овец?
Буря скоро, нужно им помочь.
Как же ты, отец, не сумел сердец
В вере укрепить, предвидя ночь?

Что же ты, отец, смотришь на ларец,
Не желая вымолить весну?
Что же, наконец, делать нам, отец,
Если ты не разгоняешь тьму?

Почему же ты смотришь с высоты,
Не желая свой исполнить долг?
Вялые цветы у твоей мечты,
Безразличный, видишь, в стаде – волк.

Режет он, отец, всех твоих овец,
Души отпуская в облака.
Кто же ты, отец, трус или хитрец?
И кому нужна твоя рука?..


Господи, помилуй


Господи, Ты плачешь за мои грехи –
Я, никчемный, Бога опечалил.
Господи, помилуй за мои стихи,
Может, я не все туда добавил.

Господи, помилуй, сердце приоткрой,
Чтобы мне с Тобой не расставаться,
Лишь с Тобой утеха, счастье и покой,
Лишь с Тобою не о чем терзаться.

Как бы мне хотелось сердцем воспарить
К Вечному Источнику  сознанья,
Как бы мне хотелось возблагодарить
Бога, что приемлет покаянье.

Боже,  я,  ничтожный,  вовсе не забыт,
Терпишь, ожидая исправленья.
На земле оставив, Бог меня хранит,
Мне б не отступить ни на мгновенье.


Невезенье


Лень настолько коверкает душу,
Что никто ей для жизни не нужен,
Ни нужда, ни чужие страданья
Не найдут у нее пониманье.

Места нет для труда и молитвы,
Лишь пустые картонные битвы,
Самомненье, довольство собою,
Объяденье – основа покоя.

И никак не расправиться с ленью,
Ходит лень неотступною тенью.
А душа этой лени не рада,
Жизнь течет по закону распада.

Вот уж истинное невезенье –
Гибель рядом, и страшно паденье,
Для тщеславья – пустая утеха,
А другим – для сарказма и смеха.


Листопад


Листопад, листопад, обесцветил кусты,
И деревья очистили кроны.
Листопад постарел, потемнели листы,
На ветвях восседают вороны.

Потихонечку дождь по земле моросит,
Растекается в лужах погода.
Вдруг светлеет окно, кто-то ночью не спит,
Навалились на душу невзгоды.

Открывает псалтирь обветшавший старик,
Зажигает свечу у иконы.
Тихо плачет старик:  жизнь – потерянный миг,
Но никто не приходит на стоны.

В жизни все потерял, был красив и умен,
Был талантлив и пел заграницей.
Не любил, не прощал и не веровал он,
И не думал, что будет молиться.

А теперь ни друзей, ни врагов, никого –
Он и Бог в безконечной вселенной.
Он почувствовал  Вечность, и сердце его
Растопило ледник постепенно.

Он раскаялся, понял, что Тот поводырь,
Кто укажет по смерти дорогу.
Он смирился и в храме читает псалтирь,
Безраздельно доверившись Богу.